kinopoisk.ruКирилл Горячок

Джульетта (Эмма Суарес) не видела свою дочь Антию 12 лет. Все эти годы она строила свою жизнь заново, и вот, накануне отъезда из Мадрида – города с которым столько связано – она встречает школьную подругу дочери, которая напоминает ей об Антии. Джульетта закрывается в съемной комнате и пытается разобраться со своей жизнью – она пишет дочери письмо, которое и должно прервать долгое молчание между ними.

Новая работа Педро Альмодовара возвращает нас к привычным для режиссера темам семейных отношений. Конфликт матери и дочки резко уходит на второй план, когда мы вступаем на территорию воспоминаний главной героини. В них открывается целый музей сюжетов и мотивов испанца. От пылкой любви с незнакомцем до измен и разрыва с отцом.

Изначально фильм назывался «Молчание», что и является ключом к его прочтению. Обиды и переживания героев скрываются за вежливой улыбкой, сексом, работой. Невозможность искренне высказать свое страдание влечет за собой трагедию, вина за которую передастся из поколения в поколение. Только начав все сначала Джульетта, наконец, перепишет свою историю, а вернее ее финал.

В фильмографии Альмодовара «Джульетта» вряд ли станет заметной картиной, ее спокойная деликатность и предельная простота идет вразрез с страстными и экспрессивными работами, за которые его так любят. Ее неторопливость напоминает краткий сеанс психотерапии, кажется, все ответы известны заранее, но их необходимо проговорить про себя еще раз. «Джульетта» снята предельно аскетично, ее малобюджетность привлекает к себе внимание, и часто мешает отдельным сценам быть убедительными. И в то же время «дешевизна» предает фильму еще большую интимность, доходящую почти до шепота.

Отдельно стоит отметить работу обеих Джульетт – Эммы Суарес и Адрианы Угарте, сыгравших героиню в ее прошлом и настоящем. Похожие как две капли воды, их двойственность украшает картину, предает ей бергмановские мотивы. Аллюзий, впрочем, в фильме достаточно, центральным образом, например, является фигура Одиссея, рифмующаяся как с возлюбленным Джульетты, так и с вечным чувством вины и тоской по утраченному времени.

Альмодовар отошел от радикальных жестов, эксцентричных экспериментов, ради вдумчивого и предельно осознанного разговора с самим собой. Этот диалог нам и выпал шанс выслушать, а если удастся, то и присоединиться к нему.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *