Лекция 1. Реализм и гиперреализм в живописи — 30 июня в 19-30

realism-02

«Декалькомания», Рене Магритт

Можно ли считать реализм синонимом изобразительности, фигуративности или физиопластики (тяготения к изображению вещей) в противовес выразительности, нефигуративности или идеопластике (созданию знаково-символического кода)? Естественно, в каждом произведении визуального искусства всегда присутствуют оба элемента, иначе невозможно было бы отличить текст от изображения. Один из самых феноменологичных художников Рене Магритт в своей известной картине «Это не трубка» наглядно показал разницу между выразительными и изобразительными элементами. Еще более глубокая разработка темы проведена им в серии работ «Декалькомания», где фигуративные образы вырезаны и помещены рядом с «дырками», сквозь которые просвечивает фон.

Изобразительный реализм по сути своей есть феноменологическая процедура, осуществляемая художником, но сам ее процесс закрыт для зрителя, демонстрируется лишь результат – готовый для считывания обобщенный образ, и в этом главное отличие фигуративности от направлений искусства нефигуративного характера. Так художник импрессионист рисует только пятна, цвета и свет, составляющие чувственно зримую основу видов. Мозаика световых и цветовых пятен недоконструированных предметов как бы передает идею «каши» чувственных впечатлений, с которыми сталкивается человеческое восприятие физической действительности. А нефигуративная живопись предлагает зрителю не узнавать или достраивать готовые формы, а конструировать из первоэлементов новое чувственное измерение, так художник всеми силами пытается отказаться от всякой прямой референции. Однако механизмы сознания по стереотипу дорабатывают все видимые конфигурации, особенно это происходит в условиях медиакультуры при постоянном переизбытке визуальной информации, когда сознание человека настолько заштамповано готовыми образами, что мы лишаемся непосредственного видения.

realism-03

«Это не трубка», Рене Магритт

Таким образом, реализм – это стремление художника подражать не природе, а механизму зрения, его настойчивое желание воспроизвести процедуру восприятия физического пространства. В случае же гиперреализма, живописный симулякр фотографии в абсолютно полном конституированном виде передает зрителю весь спектр впечатлительных данных, но референтом является не предмет, а фотография. Таким образом, мы наблюдаем появление нового типа чувственности постсовременного человека, сформировавшегося в условиях всеобщей виртуализации и медиакультуры.

Лекция 2. Реализм и гиперреализм в скульптуре — 4 июля в 17-00

realism-05

Джейми Салмон «Крис»

С точки зрения феноменологии историю развития искусства можно рассматривать как последовательное выстраивание своего образа Я в человеческом сознании, неотделимого от тела, и его способов пребывания в мире, что древние называли соотношением микро- и макрокосмоса. Фигуративная тенденция в искусстве, начиная с античного канона, переосмысленного в эпоху Возрождения и закрепленного академизмом Нового времени, демонстрирует нам историю трансформации восприятия своего собственного тела как одной из вещей этого мира и способа организации телесного пространства. Перестройка восприятия пространства и времени, под влиянием медиасферы сегодня, стало причиной радикального изменения в восприятии телесности. Разрушение целостности тела, его постоянства, возможность размножения и изменения его частей, стало характерно для «медийного» типа чувственности, некоего симбиозного типа раздвоенности реальности и «контрмира», что отражается в современной скульптуре.

С другой стороны, проблема подражания природе в искусстве традиционно была связана с фундаментальной характеристикой эстетики – мимесисом, категорией, установленной Аристотелем, дожившей до наших дней, пройдя нелегкий путь через отрицание, так называемый антимимесис, к постмимесису – многоуровневому лабиринту взаимных отражений и подражаний. Истинный мимесис предполагает такой уровень развития представлений о природе, когда она уже не предстает хаосом,  поэтому ни классическая Греция, ни эпоха эллинизма, ни римская культура не знали восхищения «неправильным» естественным пейзажем, соответственно, не знали и мимесиса. И только в эпоху Ренессанса, как только миф начинает разрушаться, и наука исследует природу, вскрывая ее внутренние законы, например, анатомию, начинает развиваться истинно миметический элемент.

Современная гиперреалистическая скульптура – это не только не Ренессансный мимесис в духе натурфилософии, и даже не демиургическое стремление посоревноваться с Творцом, а документация в чистом виде, где технический элемент выходит на первый план. В этих работах главной задачей становится эффект веризма и механического воспроизведения конкретной несовершенной телесности. Но вот что интересно, современные гиперреалистические скульптуры напоминают староримские портреты, выполненные в традиции этрусского веризма. Более того, и тогда этрусская натуралистическая традиция в Римской империи противостояла античной древнегреческой классике, как гиперреализм сегодня становится альтернативой идеализированным экранным образам, канонизированным моделям медиасферы.


realism-01

Строева Олеся

Преподаватель — Строева Олеся Витальевна, кандидат философских наук, ученое звание доцента, должность — профессор кафедры теории и истории культуры, Гуманитарный институт телевидения и радиовещания им. М.А. Литовчина, художник, режиссер.

Стоимость — 400р.

Оплатить сейчас —

Имя:
email:
Robokassa

Запись по телефону: +7 910 478 65 54 

или через форму ниже:

Сообщите нам, что придете
Tagged with:
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>