fbpx


Цикл лекций «Актуальная эстетика: что это такое»

Темы лекций:

  • «Всякий эстетический свет есть чувственная прозрачность вещей»: почему наука о чувственном познании является самостоятельной областью знания
  • Залить страну восприятием: советская эстетическая мысль 20-х годов
  • «Эстетика – первая философия»: взаимовлияние, синтез, коллапс?
  • Момент между двумя мигами: как мы вступаем в отношения с объектом искусства?
  • Новая парадигма чувственности, которая нас окружает: компоненты
    сверхсимволического и за-чувственного в основе метода новой способности восприятия (Йоко Оно, МишМаш (Михаил Лейкин/Мария Сумнина), Аниш Капур и др.)

Данный курс артикулирует и выводит вперед те вопросы, которые волновали передовых исследователей эстетической теории десятилетия, оказавшейся в последние годы «на втором плане» перед другой областью научного знания – философией, или философскими науками как комплексом, включающим в себя также элементы эстетики.

Лекция 1. — 8 октября в 15-00

Озаглавленная цитатой одноименной статьи представителя современной философской школы Объектно-ориентированной философии Грэма Хармана «Эстетика – первая философия», вводная лекция посвящена вопросу, назревшему и требующему решения: куда в XXI веке исчезла эстетика в чистом ее понимании? В XVII веке, а именно в 1735 году, немецким философом Александром Готлибом Баумгартеном в научный обиход был впервые введен термин «эстетика» в значении «чувственно воспринимаемый». Баумгартен разделил его на три части: эвристику как «учение о вещах и предметах мысли», методологию как «учение об организации художественного произведения», а также семиотику как «учение об эстетических знаках». Мы рассмотрим некоторые тезисы из работы Баумгартена «Aesthetica acromatica» («Эстетика, предназначенная для лекций», 1750-1758), создававшейся в последние восемь лет жизни теоретика и так и оставшейся незавершенной, отрывки из которой доступны на русском языке.

Будет рассмотрено происхождение центральных составляющих эстетики как науки – чувственного восприятия, или возможности воспринимать, которая начала оформляться в отдельную составляющую еще в эпоху Ренессанса и познания, идеи, то есть способности мыслить и познавать мир при помощи понятий, возникшая в эпоху Барокко.

Рассеивая положение judment day (судного дня, нем.) пространства проблем эстетического суждения, видится необходимым описать эволюцию эстетической теории и указать на границу, отделяющую эстетику как науку в чистом виде и философские науки, зачастую имеющие косвенное отношение к эстетике и представляющие обилие т.н. cultural studies, нежели автономную эстетическую систему. Почему современная философия использует эту область научного знания исключительно для поддержания ее собственной исключительности?

Лекция 2. — 15 октября в 15-00

Вторая лекция будет касаться отношений между способностью воспринимать (перцепт) и способностью мыслить при помощи понятий, то есть двигаться через мышление (концепт). В течение долгих веков своего развития искусство развивалось по довольно устоявшемуся направлению, имея соответствующую схему: от концепта к перцепту, или от самого акта создания художественного произведения до его восприятия субъектом при взаимодействии с ним. Сближение искусства и философии имеют множество примеров и путей решения, одними из которых являлись «замена ощущений концептами» (Делез / Гваттари) и наоборот, производство именно ощущений – перцептов (Джеймс), а не концептов (абстрактное искусство, концептуализм).

Отчетливее всего эта тенденция прослеживается в отечественной эстетике 20-х годов 20 века, а именно у Алексея Капитоновича Гастева – поэта, экономиста, революционера, одного из основных авторов Пролеткульта, теоретика-философа, который также являлся одним из создателей системы эстетического воспитания. Наряду с не менее важными авторами Пролеткульта, такими как Александр Богданов и Борис Арватов, Гастев оказал большое влияние на развитие отечественной эстетической системы, как в художественной, так и в смежных с ней областях.

Об эстетике 20-х годов существует точное, но совсем небольшое по объему исследование – это брошюра К.В. Кулаева под названием «Советская эстетическая мысль 20-х годов». Об Алексее Капитоновиче Гастеве, в отличие от Пролеткульта, мы имеем всего одно зарубежное исследование, написанное стокгольмским ученым Куртом Йоханссоном в 1983 году, под названием «Aleksej Gastev, Proletarian Bard of the Machine Age» («Алексей Гастев: пролетарский поэт индустриального века»). Именно в исследовании последнего даны представления о художественной практике Гастева как едином синтезе теоретического и практического, что представляет собой своего рода «смещение» прагматики, а с ним и практики восприятия как таковой («Гастев – тейлорист в поэзии», Йоханссон).

Лекция будет посвящена феномену эстетической системы 20-х годов XX века: как «коллективная чувственность» (Чубаров) видоизменяется до того момента, когда теоретическое и практическое становится единым целым, начинает представлять собой самостоятельную эстетическую систему в лице представителей пролетарской культуры (Дзига Вертов, Корнелий Зелинский), в частности, Алексея Гастева.

Лекция 3. — 25 ноября в 18-00

Третья лекция посвящена взаимовлиянию и обуславливает ту проблему, преграду, требующую рассмотрения: как освободиться от Немецкой классической эстетики и преодолеть метафизику так, чтобы выйти из состояния «метафизики ощущения» к «Спекулятивной эстетике» (термин, предложенный представителем спекулятивной школы Томом Спэрроу) по аналогии со Спекулятивным реализмом в философии? Здесь мы обратимся к фигуре представителя объектно-ориентированной философии (ООФ) Грэма Хармана и проследим, как изменяется имманентная объективность, когда чувственность, присущая объектам («чувственные объекты» Хармана), отделяется и становится автономной областью, что сближает ее с предложенной областью «Спекулятивной эстетики» Спэрроу.

Будет предложен путь описания движения к опыту, лежащему за чувственным восприятием, основанным на субъект-объектных отношениях. Мы возьмем в пример современного теоретика Грэма Хармана, который через французского философа Эммануэля Левинаса показывает то, что последний был увлечен целью одержания победы над реальностью индивидуальных вещей, в частности: вопрос о том, как две субстанции могут взаимодействовать, не сливаясь вместе, поскольку тело существует как в области телесного, так и в области чувственного. Отсюда следует, что появляется необходимость в «метафизике ощущения», что ставит вопрос о переосмыслении Немецкой классической эстетики (вторая половина XVIII – первые десятилетия XIX вв.). Речь пойдет о работе одного из представителей Немецкой классической эстетики Иммануила Канта, а именно о третьей критике, или «Критике способности суждения» (Kritik der Urteilskraft). В частности, через противопоставление поставленных Кантом и Харманом задач необходимо артикулировать сам момент, когда эстетическая ценность, а за ней и восприятие не только перестает быть субъективным, но и переходит в область, лежащую за восприятием как самого субъекта, так и конкретного объекта, который тот воспринимает. Последний тезис будет разобран нами на конкретном примере, одной из первых инсталляций в области современного искусства: работы 1961 года «Картина, в которую должен быть вбит гвоздь» (1961) Йоко Оно.

В результате мы придем к выявлению возможности, которая позволяет выйти из состояния «метафизики ощущения» в область, лежащую за чувственным восприятием – туда, где логика восприятия/ощущения работает уже по другим правилам и представляет совершенно иной механизм.

Лекция 4. — 3 ноября в 18-00

В четвертой лекции внимание будет обращено на одну из основных составляющих новой чувственности – понятие ситуативного момента. Если «Все современное искусство, вплоть до актуального – это шоковое искусство», а также «фактор мгновения – это существующая между двумя мигами длительность, устремленная к нулю и воспринимаемая как вспышка или взрыв» (В. Подорога), то между указанными философом и антропологом «мигами» существует особая темпоральность, появляющаяся непосредственно в момент перцепции, или столкновения воспринимающего с тем или иным объектом искусства. Как взаимодействуют зритель и объект в ситуации, когда субъекту уже не нужно никаких прологов, описаний, концептов? Указанное выше понятие как один из трех основных компонентов новой чувственности будет разобран на конкретных примерах, в частности, художественных работах британского художника Тино Сегала, представляющего демонстрацию практического воплощения ситуативного момента.

Лекция 5. — 10 ноября в 18-00

Завершающая лекция курса представляет собой рассмотрение нового опыта внутри эстетической теории. Отталкиваясь от причинно-следственной зависимости (Юм), символизма (Гегель), а также сверхчувственного (Штайнер), предполагается показать, как эстетическое меняет свое направление, а с ним и предназначение, демонстрируя путь от чувственного и символического к апогею сверхчувственного, выводящего к сверхсимволическому и за-чувственному – основным компонентам новой парадигмы чувственности, заключающейся в применении философской («иной») эстетики, работающей без обращения к опыту, или открывающей последний воспринимающему искусство при помощи способностей воспринимать. Будут разобраны конкретные примеры визуальных работ в сфере современного искусства, в частности «Зеркало неба» (2001) Аниша Капура, «Борис Ельцин: человек, который пробил стену» (2007) проекта «МишМаш» в лице Михаила Лейкина и Марии Сумниной, etc.

Кто?

Лектор – поэт, критик, аспирант, исследователь проблем эстетической теории Ян Выговский.

Стоимость посещения — 400р.

Записаться и оплатить на месте

Подпишитесь на нашу рассылку


Перейти к заказу билетов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*